Коронавирус бьет по Дальнему Востоку — Росбалт

Новости

Накануне премьер РФ Михаил Мишустин сообщил о закрытии границы России с Китаем из-за риска распространения эпидемии. И хотя объявлено, что правительство пока не останавливает грузоперевозки между двумя странами, последствия «короновирусных» новостей не заставили себя ждать. Уже сегодня во Владивостоке оптовики начали завышать цены на скоропортящиеся овощи. Однако связи дальневосточных регионов РФ с КНР не ограничиваются поставками помидоров — важной отраслью стал и китайский въездной туризм. К каким угрозам нужно готовиться бизнесу и жителям восточных регионов России?

Артем Самсонов, депутат законодательного собрания Приморского края:

«Закрытие границы уже привело к последствиям. Во Владивостоке подорожали помидоры и огурцы. Китайские овощи пропадут, а свои — местные, тепличные — или привозимые из центральной части России будут дорожать. Мандарины уже исчезли.

Возможны перебои со стройматериалами, которые везли фурами из соседней страны.

Пострадает туристическая отрасль. Но, с другой стороны, китайский туризм специфичен и больше заточен на китайские компании. Китайцы приезжали организованными группами, ели в китайских ресторанах, ходили в магазины, принадлежащие их соотечественникам, селились в гостиницы, также принадлежащие китайцам. Поэтому уменьшение китайских туристов не сильно затронет российский бизнес. Он больше бы пострадал, если бы вдруг закрыли корейскую границу, так как корейцы ходят по нашим магазинам и селятся, где больше по душе.

Останавливать железнодорожное сообщение будет бессмысленно, так как электроника и другие промтовары ввозятся в закрытых контейнерах. Там людей нет, а вирус через смартфон человеку не передается. Исчезновение китайских промтоваров было бы заметным, так как не только на Дальнем Востоке, но и во всей России, и во всем мире уже почти все китайское. Хотел я как-то в Испании купить нож. Так увидел 40 видов ножей, и на 39 из них было написано „Made in China“, и только один был сделан в Испании».

Андрей Нечаев, экс-министр экономики РФ, доктор экономических наук:

«В масштабах страны потери от закрытия переходов на границе с Китаем не будут грандиозными, но для конкретных — прилегающих к границе — районов Приморского, Хабаровского краев — это серьезный удар. Там была активная приграничная торговля, и некоторые люди строили на этом свой, пусть небольшой, но бизнес. Многие семьи оптимизировали свое потребление и минимизировали затраты, покупая китайские товары.

Если же будет закрыто железнодорожное сообщение — не только для пассажирских, но и товарных поездов — это, конечно, будет уже достаточно весомый удар по внешней торговле. Значительная часть товарооборота идет как раз по железной дороге. И если вообще будет остановлено железнодорожное сообщение на длительный промежуток времени, это фактически будет означать сворачивание заметной части торговли с Китаем, которая составляет около $100 млрд. в год».

Василий Колташов, руководитель центра политэкономических исследований Института нового общества:

«Российское государство не заинтересовано в остановке товарных потоков ни в одну, ни в другую сторону. Остановить товарные потоки — это значит остановить экономики. Учитывая, что сейчас рынки и так развернулись, и мы находимся в ситуации их коррекции — и вполне возможно, что коррекция будет продолжаться еще в течение февраля, — очевидно, что торговая связь России и Китая не должна в этой ситуации прекращаться.

А вот что касается пересечения границы физическими лицами, то возможны ограничения. Пока еще не было прогнозов, обещаний резких изменений, но туризм пострадает в первую очередь. На время и туристический поток в Россию уменьшится, и русские туристы не смогут поехать в Китай и вообще в целый ряд азиатских стран, где ситуация тревожна. Будет действовать карантин — тут ничего не поделаешь.

Во вторую очередь может пострадать торговля продовольственными товарами — поставки китайских продуктов будут затруднены в ближайшее время. Но это будет зависеть от конкретных мер и от оценки угроз санитарными структурами государства.

И также пострадает мелкая и средняя торговля в сибирских и дальневосточных регионах, где предполагался физический контакт с китайцами».

Илдус Ярулин, директор института социально-политических технологий и коммуникаций ТОГУ, доктор политических наук:

«Катастрофических последствий для российского Дальнего Востока я пока не вижу. И, может, крамолу произнесу, но хорошо, что наш Дальний Восток, по большому счету, не вошел в „Один пояс, один путь“, а китайцы больше проложили его по странам Средней Азии.

Но негативные моменты, конечно, уже возникают. Так, значительная часть продуктов питания — овощи и фрукты — в дальневосточные регионы поступала из Китая. Наши регионы не в состоянии обеспечить себя ими полностью. Их нехватка может быть компенсирована поставками из центральной части России, но, естественно, с повышением цен.

Резкий удар будет по туристическому бизнесу, по гостиницам. До последнего времени из Китая был мощный поток туристов. Он давал возможности россиянам заработать, так как китайцы в больших объемах скупали товары „лакшери-класса“ — духи, золото, товары производства европейских стран, цены на которые в Китае на порядок выше. Это ударит по доходам отдельных сегментов рынка.

Если карантин установится ненадолго, то ситуация не станет критической. Однако если граница надолго превратится в непроходимый рубеж, то это станет серьезным вызовом и для поставщиков продовольствия, и для туристического бизнеса.

Возможно, опять крамолу скажу, но закрытие торговли с Китаем — по аналогии с американскими санкциями — ударяет по отдельным отраслям, а с другой стороны, заставит мобилизовать внутренние ресурсы. Может, это стимулирует губернаторов заняться сельским хозяйством и пищевой промышленностью, которые на Дальнем Востоке — в запущенном состоянии. Хотя, к сожалению, мы редко извлекаем те уроки, которые должны бы извлечь.

Что касается настроений людей, то паники нет, но для тех, кто и так думал переселиться в Центральную Россию, эти события станут еще большим толчком к отъезду. А те, кто, наоборот, планировал приехать на Дальний Восток, например, за „дальневосточным гектаром“, задумаются — а стоит ли ехать на фронтир, который грозит опасностями».

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий